Семинары
Пресс-конференции
Журналисту
Книги и фильмы
Советы юриста
Информация
Сегодня
17 Августа 2017
08.09.2009, Новость
ИТОГИ ОПРОСА. День солидарности журналистов
8 сентября отмечается День солидарности журналистов, получивший международный статус по решению ООН в конце ХХ века. Ранее этот день был днем памяти журналиста Юлиуса Фучика, казненного фашистами в 1943 году.
В преддверии очередного Дня солидарности журналистов Институт региональной прессы и Фонд защиты гласности обратился к сотрудникам СМИ с просьбой ответить на следующие вопросы:
1. Если вам потребуется поддержка коллег по журналистскому цеху, вы уверены, что:
а) коллеги - журналисты немедленно отзовутся на ваш призыв о помощи
б) вам придется решать проблемы самостоятельно
в) вас поддержит международное журналистское сообщество
Да? Нет? Почему?

2. Приходилось ли вам оказываться перед выбором между цеховой (журналистской) солидарностью и, к примеру, общественным, личным или редакционным (корпоративным) интересом? Каким образом вы решали этот внутренний конфликт?

3. Насколько, на ваш взгляд, связаны между собой проявление (либо отсутствие) солидарности в журналистской среде и соблюдение профессиональной этики?

4. Назовите ситуации, когда журналисты России, региона, города проявили солидарность со своими коллегами.

Сегодня мы публикуем ответы опроса:
1. Если вам потребуется поддержка коллег по журналистскому цеху, вы уверены, что:

• коллеги - журналисты немедленно отзовутся на призыв о помощи – 10 участников опроса
• Как показала практика, в чрезвычайной ситуации российское журналистское сообщество поддерживает активно и до победы. В карельском сообществе поддерживают единицы и только те, кого можно назвать друзьями. Почему? Возможно, играет основную роль человеческий фактор. Но мне проблема видится глобальнее – карельское журналистское сообщество очень разобщено. Каждый за себя. Нет лидера. Нет наставников. Мы не учимся друг у друга – мы наблюдаем друг за другом исподтишка. К сожалению.
• Да. Уверена. Не все-все, в смысле первые попавшиеся, мало знакомые, но близкий круг - точно отзовутся. Многое зависит от ситуации. У журналистов всех стран и всех времен очень сильна корпоративная солидарность. Мелкая помощь – в контактах (телефоны, адреса), распространении информации, инсайде, комментариях, копиях звуковых файлов, фотографиях, ссылках и т.д., и т.п. – всегда. С международным журналистским сообществом сложнее. Для этого нужен статус, известность или ассоциированность с чем-то весьма известным. Для этого нужен свободный иностранный язык и вписанность в рассылки.
• Сложно ответить - обычно коллеги приходят на помощь, но основные проблемы всё равно приходится решать самостоятельно - все ведь занятые люди... Международное сообщество поддержит. Но эта поддержка тоже будет, в первую очередь, моральной. Если, конечно, не произойдёт чего-нибудь совсем ужасного.
• Уверен, что друзья отзовутся.
• Можно обратиться за помощью к местному отделению Союза журналистов России, которое без ущерба для отдельных его членов может озвучить в прессе свою позицию. Поддерживать коллег отдельным журналистам сейчас небезопасно, учитывая подконтрольность СМИ государству.
• придется решать проблемы самостоятельно – 18 участников опроса
• Самостоятельно, так как журналистская солидарность – фикция
• Придется решать проблемы самостоятельно. У меня сложилось впечатление, что т.н. «коллеги по цеху» в Петербурге не представляют реальной организованной силы, потому что каждый журналист или коллективы журналистов в первую очередь руководствуются своими внутренними корыстями, зачастую, даже если они идут в ущерб интересам общества или профессионального сообщества. И на помощь можно рассчитывать только тогда, когда эта помощь будет, не только необходима мне, но и выгодна им. Это значит, что рассчитывать на нее, как на системный фактор просто нельзя. Примеры, когда журналисты попадали в ту или иную передрягу, в которой была бы очень полезна помощь и солидарность коллег, но все делали вид, что «это не их война», на слуху.
• Коллеги-журналисты? О чем Вы? Если и помогут, то только те, кто знают меня лично. Соответственно, проблемы придется решать самостоятельно.
• Полагаю, что, скорее всего, мне придется решать проблемы самостоятельно. Я оказывалась в ситуации жесткого прессинга и увольнения, и, к сожалению, помощи от коллег не было. Опускали глаза, молчаливо сочувствовали, - в условиях крайне ограниченного рынка труда каждый держится за место, и встать на защиту коллеги никто не решился.
• Весной в порт Санкт-Петербург пришло судно, на котором российским морякам уже несколько месяцев не платили зарплату. Уехать домой – на Дальний Восток – они не могли, так как денег на репатриацию у них не было.. Ни еды, ни питьевой воды, ни тепла, ни света – из-за отсутствия денег судно было обесточено. Мы известили петербургские СМИ о ситуации, в которую попали моряки. Некоторые телеканалы попытались сделать сюжеты, но попасть на территорию порта оперативно не смогли: пресс-служба порта помогать просто отказалась, сославшись, что это не ее компетенция.
Тогда мы подготовили Информационное сообщение «Профсоюзы и СМИ не пускают в порты» ( в Новороссийске, Туапсе и Находке – такая же проблема) и разослали его в масс-медиа. Помимо нашего издания, его опубликовали seanews.ru и ИА «Восток Медиа».
Петербургские телевизионщики на мой вопрос, почему они не хотят поднять тему оперативного допуска СМИ на территорию порта, ответили: если мы это сделаем, нас потом никто в порт никогда не пустят.
У печатных СМИ эта проблема не вызвала интереса.
К слову, это не единичный случай. Практически каждый месяц в порт Санкт-Петербург приходит проблемное судно, когда морякам требуется помощь. В лучшем случае попасть в порт можно на пятый – седьмой день, если служба безопасности порта даст «добро». За это время судно может покинуть порт и пойти, например, в Новороссийск, где журналисты сталкиваются с такими же проблемами.
В прошлом году мы подготовили и направили в соответствующие службы морского порта Санкт-Петербург запрос предоставить пропуски в порт для петербургских СМИ за две недели до начала акции «Неудобна Балтика для «удобных» флагов», перечислив поименно ФИО всех журналистов, операторов, номера автомобилей. Но никто из приглашенных нами СМИ во время проведения акции в порт так и не попал. Официального отказа не было, но и разрешения тоже.
В результате мы подготовили письмо в Генеральную прокуратуру РФ с просьбой разъяснить, можно ли изменить существующий порядок, но ответа пока так и не получили.
• Придется решать проблемы самостоятельно. Потому что в России нет корпоративного единства журналистов, нет журналистского профсоюза или общественной организации, выполняющей эти функции
• придется решать проблемы самостоятельно. Поддержит, если это будет выгодно этому сообществу (вернее организациям, представляющим его)
• Думаю, что самостоятельно. Международное журналистское сообщество не поддержит, так как не имею статуса журналиста-международника.

• Международное журналистское сообщество может подключиться, только в том случае, если я сама обращусь в правозащитные журналистские организации, типа Центра Экстремальной журналистики, Регионального института прессы, Фонда защиты гласности. Беда только в том, что далеко не все журналисты вообще знают о существовании таких структур.

2. Приходилось ли вам оказываться перед выбором между цеховой (журналистской) солидарностью и, к примеру, общественным, личным или редакционным (корпоративным) интересом? Каким образом вы решали этот внутренний конфликт?

• Нет, не приходилось – 16 участников опроса

• Пока, к счастью не приходилось. И надеюсь, что не придется, потому что придется менять работу.

• Слава богу, лично мне не приходилось, пока.

• К счастью, не приходилось, но общественные интересы, конечно, важнее. Приоритет корпоративных интересов мы видим во всём в нашей стране. И это очень плачевно.
• Мне не приходилось оказываться в данной ситуации. Мне кажется, что решать данный конфликт нужно в сторону журналистской солидарности.
• Не приходилось, но знаю о ситуации, когда журналист высказался на собрании журналистов против своего коллеги (работали в одном СМИ), т.к. посчитал его непрофессионалом. Это честный поступок, если исключить возможность личной неприязни к коллеге.

• Вспоминается ситуация, когда директор газеты «Петрозаводск» Денис Ваганов был осужден на 6,5 лет условно за распространение наркотиков. Прокуратура официально распространила эти данные и сайт газеты «ВСЁ» опубликовал их с указанием имени и должности Дениса. Журналистское сообщество обвинило нас в отсутствии солидарности. А когда Денис несколько месяцев спустя покончил с собой, то многие негласно решили, что виноваты в этом, в том числе те, кто писал о нем. Мы же, в свою очередь, публикуя новость, рассуждали следующим образом: директор газеты, журналист – публичная профессия. Деяния журналиста имеют общественный резонанс, значит, читатель в праве знать о том, как ведет себя журналист в публичной жизни. До сих пор не уверена, были ли мы правы.

• Приходилось, но в тот момент я уже была «над схваткой» и была возможность помочь коллеге с трудоустройством в другом городе.

• За общественные интересы.

• Мне приходилось давать комментарии по острым вопросам региона, в то время как мое вузовское начальство или представители региональных властей отказывались от комментариев. Я это делала потому, что руководствуюсь принципом не отказывать своим коллегам, выпускникам и студентам в информации в любых обстоятельствах.
• Приходилось. Никак не решал этот конфликт - просто действовал так, как должен действовать человек и гражданин, вне зависимости от профессии. В 2005 году за подобный не восторженный образ мыслей был уволен с должности зам. главного редактора газеты "Невское время". По официальной версии - по сокращению.

• Приходилось. Между цеховыми предпочтениями и корпоративными интересами. Когда, будучи журналистом, работаешь в «Мемориале» 20 лет, зачастую приходится давить в себе журналиста, проявлять большую сдержанность, а не залихватски о чем-то писать, писать пресс-релиз, а не авторский комментарий.

• Постоянно. Нахожусь на гос.службе, где следует придерживаться по определению закона о гос.службе. Следую совести и стараюсь уклоняться от таких ситуаций.
• Приходилось мириться с мнением редакции.
• Приходилось. Личное и корпоративное отходило в сторону.
• Да, приходилось. Решал интуитивно и по справедливости.
• Приходилось, стараюсь впредь не заниматься тем, в чем не уверена

3. Насколько, на ваш взгляд, связаны между собой проявление (либо отсутствие) солидарности в журналистской среде и соблюдение профессиональной этики?

• Разумеется, это связанные вещи. Журналистская этика предполагает помощь даже своему конкуренту в экстраординарных обстоятельствах. Поскольку журналисты – наиболее уязвимая часть общества в плане соблюдения их прав, из всех, кто находится на передовой событий.

• Эти вещи связаны напрямую. Нет в Петербурге журналистской солидарности. И этики тоже. Каждый сам по себе. Подготовка материалов проходит под лозунгом: "пипл все схавает". Сложившаяся многолетняя практика сдельной работы и потогонной системы привела к ожидаемому результату - побольше опубликовать, а, значит, заработать. Какая тут может быть этика? И по отношению к коллегам, чьи материалы "тырят" и со страниц печатных изданий и из интернета. И по отношению к героям материалов.
• И то, и другое, во многом, неразделимо

• Считаю, здесь прямая корреляция, поскольку профессиональный журналист должен обладать обостренным чувством справедливости.

• Связаны напрямую, если речь идёт действительно о профессиональной этике, а не о благонадёжности, которую власти всё время пытаются под соусом профессиональной этики навязать журналистскому сообществу.

• Взаимосвязаны. Солидарно ориентированный человек будет солидарен/честен/корректен не только с собратьями по цеху, но и с читателями и информантами.

• – Связаны напрямую. На мой взгляд, те, кто соблюдают профессиональную этику, готовы к проявлению журналистской солидарности, но не всегда информированы о ситуациях, когда нужна такая поддержка и в чем она может заключаться .
• Связь очень сильная.
• Солидарность и соблюдение профессиональной этики, на мой взгляд, связаны между собой. Соблюдение профессиональной этики невозможно без проявления солидарности.
• Соблюдение профессиональной этики предполагает солидарность с коллегами, хотя, смотря с какими и в связи с чем. Однозначно, это отражение общественной жизни
• Отсутствие солидарности в журналистском сообществе, прежде всего рождает отсутствие профессиональной школы. Многие журналисты не то чтобы не слышали о профессиональной этике, но даже в глаза не видели кодекса. Сталкиваясь с определенными этическими дилеммами, молодые журналисты не знают, у кого спросить совета и даже не подозревают, что многие вопросы решаются по уже существующим формулам и правилам. Так, например, журналисты моей газеты недавно спросили, можно ли им принимать подарки от рекламодателей (уже приняв их) и очень удивились, когда я настоятельно рекомендовала им вернуть все, что они взяли. Но есть и обратная сторона: когда тебя вызывают на комиссию по этике старшие коллеги из СЖ и безапелляционно клеймят с одном единственным аргументом: «Ты – позор профессии. Вас же дети читают!» Такой подход имеет право на существование, но, по моему мнению, непродуктивен, а значит, не допустим. Так как кроме эмоций в этих оценках отсутствовало главное: объяснение. Что именно я нарушила, где именно я ошиблась, что стала «позором профессии».

• Этика важнее

• На мой взгляд, понятие профессиональной солидарности – красивая выдумка или инструмент, с помощью которого кто-то пытается преследовать свои личные интересы. Это первый шаг круговой поруке. Нельзя быть солидарным с человеком только потому, что он просто выбрал такой же стиль жизни, способ зарабатывания денег и т.п. Солидарность подразумевает согласие с какой то позицией или мнением, системой ценностей, а «журналист» всего лишь безликий вид деятельности. Один из многих.

• Профессиональная этика это нечто из технологии, существующей в профессии. Она позволяет снизить вероятность возникновения конфликта или проблемы, как следствия работы журналиста. И тем самым делает работу менее проблемной и более комфортной. А все, что касается интересов общества, касается уже не к профессиональной, а к общечеловеческой логике.

• Существует разобщённость между журналистами нормальных (официальных или оппозиционных – неважно) изданий и желтушников, простите за грубое слово. В данном случае не будет нарушением этических норм, если журналист – представитель нормальных СМИ не будет солидарен с журналистом, к примеру, «Жизни» или «Экспресс-газеты»
• По-моему, чувство солидарности стало значительно слабее. Возможно, потому, что журналисты, как и политики, исповедуют в наши дни порою совершенно противоположные взгляды. Кроме всего, многие представители нашего цеха находятся сегодня на «обслуживании» состоятельных людей и влиятельных политиков.
• Нельзя допускать ситуации, когда "рука руку моет". Проявление солидарности недопустимо, если ведет к нарушению этических правил журналиста. В такой ситуации лучше воздержаться от поддержки (или потакательства?) коллеги.

• Псковское сообщество не солидарно.
• Нисколько не связаны.
• Приличных журналистов мало.
• Отсутствие солидарности и журналистской этики обусловлено отсутствием в нашем городе журналистского сообщества. Все работают на разных начальников.
• Все зависит от рисков
4. Назовите ситуации, когда журналисты России, региона, города проявили солидарность со своими коллегами.

• Я знаю, что карельский СЖ поддерживает журналистов, оказавшихся в сложных ситуациях. Председатель Анатолий Цыганков иногда пишет о них статьи, включает их случаи в какие-то сборники. Имеет ли эта поддержка реальную силу. Я не знаю. Во всяком случае, на мне она никак и никогда не отражалась. Если говорить о своем опыте, то российское журналистское сообщество недавно практически вынудило карельскую прокуратуру закрыть дело против газеты «Искра». Нам вменяли оскорбление президента. Мы перепечатали статью канадской газеты «Президент Медведев бездарно провел год в роли комнатной собачки». Аргумент, что перепечатка была произведена согласно закону о СМИ и ответственности карельская газета не несет, на прокуратуру не действовал. Проверка проводилась серьезная (даже лингвистическую экспертизу заказали). Но когда благодаря Институту региональной прессы к делу подключилась сначала «Новая газета», а потом и радиостанция «Эхо Москвы», дело прекратили. В персональной беседе сказав, что испугались давления федеральной прессы и «губернатору не нужна шумиха». На аргумент: «Но вы бы все равно не смогли ничего доказать», сотрудники правоохранительных органов в приватной беседе заметили: «Надо было бы, посадили бы редактора, в 70-е и за тунеядство сажали».

• Припомню только случай с телекомпанией ТВ-21, когда журналистам отказали в информации, фонд защиты гласности вмешался в ситуацию.

• В случае терактов либо преследования со стороны власти.

• Если отбросить профессиональный интерес, то глобальных примеров даже в пределах города я не назову. В пределах некоторых изданий – да, неоднократно было. Но не массово. Да и то при желании можно в этом усмотреть наличие чисто профессионального интереса.

• В своё время поддержали «Смену», когда на неё был судебный наезд со стороны некоторых чиновников.

• Отделение Союза журналистов заставило газету опубликовать опровержение на публикацию снимков, которые ошибочно были даны под другой фамилией (соблюдение авторских прав). Журналисты других изданий вышли на пикет в связи с увольнением главного редактора ИД «Провинция» (местная газета «Волхов»)

• Не припомню. Даже когда фотокора "Интерпресс" задержали, а потом пытались осудить за якобы административное правонарушение, коллеги приезжали на заседание только с одной целью - написать и опубликовать (а соответственно и получить деньги) материал о процессе. Ни один не пришел к зданию, где заседал мировой судья просто так. Я имею в виду, что не пришли те, кто никогда, в силу формата издания, не смог бы реализовать по радио, в интернете, в газете, полученную информацию. Исключения составляли только друзья и коллеги из самого "Интерпресса". Ну, так это мы опять к первому вопросу возвращаемся.
• Первое, что приходит на ум, это случай, произошедший в Архангельске четыре-пять лет тому назад. Главный редактор областной газеты на страницах своего издания неприкрыто оскорбил двух журналисток. Почти все коллеги по цеху, представлявшие абсолютно разные СМИ, выразили серьезную озабоченность в связи со случившимся, и разорвали какие бы то ни было контакты с этим человеком.

• В Карелии такие ситуации случались, например, журналисты нередко выступают вместе с представителями профсоюзов, отстаивая интересы социально незащищенной части общества, права работающих и т.п.

• У меня на памяти - упомянутый случай, когда нас со Светланой Гаврилиной уволили с работы. Нас тогда поддержали коллеги, мне даже помогли с работой, Светлане - хотя бы с подработками. По теперешним временам и это - много. Также довольно часто собирают подписи в защиту того или иного журналиста - речь идёт о десятках имён, по теперешним временам гонения на журналистов - довольно распространённое дело в РФ. Но всех фамилий не
упомню - именно потому, что их много. Также помню реакцию журналистского сообщества на массовые задержания и
избиения ОМОНом журналистов после "марша несогласных" 15 апреля 2007 года. Тогда даже Союз журналистов вмешался - чего я от него в тот момент, честно говоря, не ожидал. И, насколько я знаю, до сих пор действует негласная договорённость не упоминать в СМИ имя руководителя петербургского Комитета по экономическому развитию, промышленной политике и торговле (КЭРППиТ) после скандала, утроенного им на одном из петербургских телеканалов, также приведшего к увольнению наших коллег.

• Легко. Последний очень близкий пример: журналисты сразу откликнулись на сообщение об обыске 4 декабря 2008 года у нас в НИЦ «Мемориал». Буквально через час-полтора после начала обыска все новостные ленты об этом написали, вес ТВ-каналы были у нас на Рубинштейна. Александр Чиженок представил свой видеоматериал на процессе по незаконности обыска у нас в НИЦ «Мемориал», ходил на заседания суда, выступал в качестве свидетеля защиты – дважды (горсуд СПб возвращал дело в районный суд). Я знаю Александра с осень 1988, работала у него в программе «Открытая дверь» в молодежной редакции ЛенТВ, и я просила его выступить свидетелем и представить свои видеоматериалы. Второй журналист – Андрей Воронин из Закс.ру и «Новой газеты» также был готов помочь. Уверена, что другие журналисты, снимавшие и описывавшие момент обыска легко согласились бы выступить свидетелями на процессе. Мы не можем пожаловаться на невнимание прессы к этому событию в течение пяти месяцев, с 4.12.2008 до 13.05.2009. И, как я считаю, это было проявление в том числе журналистской солидарности. Совсем недавний пример. У нас в НИЦ Мемориал проходит практику Кэтрин Оуэн, аспирантка из Кэмбриджа. Она пишет работу о состоянии СМИ в РФ. Ее анкету я рассылала нескольким журналистам, не все. Но многие ответили на нее достаточно подробно.
• В нашей газете было опубликовано обращение московских журналистов, пострадавших от рейдерского захвата офиса Союза журналистов в Москве.

• В декабре прошлого года я была участником международного семинара в Мурманске, на который были приглашены норвежские журналисты. На второй день семинара их задержали силовые структуры, провести занятие им так и не удалось. Мурманские журналисты, и я в их числе, написали обо всем, что удалось выяснить об этом инциденте, редакторы приняли решение это опубликовать.

• Убийство А. Политковской. Избиение петербургских журналистов, когда представители правоохранительных органов четко знали, что перед ними – пресса.
• Подписали обращение к УВД по поводу разбойных нападений на женщин
• Недавняя ситуация в Пскове, связанная с убийством молодой женщины
• Не помню таких ситуаций, кроме разве что сбора денег больному ребенку одной из журналисток. По вопросам выражения позиций того или иного журналиста, проявления солидарности не было
• Приняли обращение СМИ к правоохранительным органам.
• Обращение журналистов г.Пскова в адрес УВД города.



© Институт Региональной Прессы 2003;   Россия, Санкт-Петербург, Лиговский пр.,д.73, бизнес-центр "Лиговка", офис 314
Тел./факс: (812) 764-01-14, Тел.: (812) 572-45-10, моб.: (812) 984-92-34,   Email: asharogr@yandex.ru

ВНИМАНИЕ! По версии МИНЮСТА, ИРП - ИНОСТРАННЫЙ АГЕНТ