Семинары
Пресс-конференции
Журналисту
Книги и фильмы
Советы юриста
Информация
Сегодня
23 Сентября 2017
12.01.2005, Новость
«Злые языки страшнее пистолета»
«Злые языки страшнее пистолета»
А.С. Грибоедов

Человека очень легко обидеть… Обидеть словом, обидеть невниманием, обидеть действием. Обидеть случайно. В русском языке много слов, имеющих два и более толкования, много омонимов и метафор, некоторые из которых (часто имеющие в словарной статье пометку (груб. вулг. или жарг.) или по этимологическим причинам или в силу контекстного употребления несут в себе явно отрицательную коннотацию (например, слово «кочерга» или «валенок»). Похожее часто происходит и с синонимическим рядом слов (например, слово «лицо»), в котором сниженная лексика, к сожалению, занимает все больше и больше места. И если в случае сознательного употребления эмоционально окрашенных негативных слов, можно попытаться защитить себя с помощью различных правовых процедур от унижения, то бывают случаи, когда при употреблении тех или иных слов умаление человеческого достоинства происходит непроизвольно – от незнания.
Если признавать существование в нашей жизни таких нематериальных благ как Жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, право свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства, право на имя, право авторства, которые принадлежат человеку от рождения или в силу закона, неотчуждаемы и непередаваемы иным способом, то всегда можно предпринять попытку защитить себя от проявления неуважения и вражды.
К сожалению, граждане России не слишком хорошо знают свои права, продекларированные Конституцией (глава 2), а уж тем более не достаточно осведомлены о том, какие существуют способы и механизмы защиты нарушенного права..
Итак, когда при вольном или невольном проявлении языка вражды можно и нужно отстаивать свои права через суд?
Во-первых, когда есть доказательства ( документы, свидетели и пр.).
Во-вторых, когда есть состав преступления, если речь идет об уголовном деле, или правонарушения, если речь о деле гражданском или административном. Из исследований, проведенных современными российскими и зарубежными специалистами, следует, что чаще всего язык вражды проявляется в сфере национальных или религиозных отношений, на бытовой и социальной почве.
Например, Иван Иванович и Иван Никифорович поссорились из-за того, что один навал другого гусаком, это происходило в пруду и без свидетелей, поэтому, даже живя в наши дни, герой не мог бы обратиться в суд за защитой своего права, ибо не было факта распространения информации. Ибо под распространением сведений понимается опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидеопрограммам, демонстрацию различными способами, изложение в судебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в иной, в том числе устной, форме нескольким или хотя бы одному лицу. Сообщение таких сведений лицу, которых они касаются, не может признаваться их распространением, соответственно, не влечет наказания.
Когда бы Иван Иванович, стал кричать на весь пруд, собирая окрестных крестьян, о том, что Иван Никифорович живет на сомнительные доходы, и гуси у него в поместье кричат не своим голосом, и даже воду в самовар долить жалеет, то можно говорить уже и о защите нарушенного права... Был бы налицо факт распространения информации, не соответствующей действительности (Иван Никифорович – сама щедрость, живет от продажи малины, которая растет в его угодьях, и гусей он кормит по нескольку раз на дню) и порочащей (т.е. создающей негативный образ Ивана Никифоровичадля окружающих). Тут можно было бы говорить о обращении в суд в порядке гражданского судопроизводства – с иском о защите чести и достоинства и требованием опровергнуть распространенные сведения..
Гражданское законодательство оперирует в данном случае двумя важными для человека понятиями: честь и достоинство. Под честью правоприменитель понимает то, что думают о человеке окружающие его люди, под достоинством – то, что человек думает о себе сам…
Итак, если произнесенное слово вышло за пределы общения двух граждан, то налицо первый необходимый признак совершения гражданского правонарушения (если совпадут все три признака, нарушение можно считать состоявшимся!) – распространение информации.
Порочащими являются не соответствующие действительности сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства или моральных принципов, например, о совершении нечестного поступка, неправильном поведении в трудовом коллективе, быту и другие сведения, порочащие производственно-хозяйственную и общественную деятельность, деловую репутацию и т.п., которые умаляют честь и достоинство гражданина либо деловую репутацию гражданина или юридического лица.
Два других признака совершенного правонарушения – это несоответствие сведений действительности и их порочащий характер, т.е. создающий отрицательный портрет «героя» информации.
Гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности.
Если установить лицо, распространившее сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, невозможно, лицо, в отношении которого такие сведения распространены, вправе обратиться в суд с заявлением о признании распространенных сведений не соответствующими действительности.
Положим, после распространенных Иваном Ивановичем таких гнусных сведений об Иване Никифоровиче, последний не только сам пребывал в гневе и печали, но от него отвернулись приехавшие погостить родственники, проходивший мимо помещик Иван Сидорович не подает теперь Ивану Никифоровичу руки, и даже кошка с собакой, и те не проявляют радости, завидя хозяина. Ивану Никифоровичу ничего не остается делать, как наряду с требованием об опровержении, требовать компенсации морального вреда.
Гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением.
Под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями, посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.
Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий.
Таким образом, недоброжелательное слово, произнесенное (написанное) в контексте осуждения или неуважения к тому или иному человеку, может дорого обойтись не только в плане взаимных (?) моральных переживаний

Если бы Иван Иванович произносил упоминаемые выше недоброжелательные слова, сопровождая их совсем нелитературными выражениями по отношению к окружающему миру, пруду, птичкам или просто украшая им свою речь, при этом перевернул бы столик с самоваром и стал выбрасывать на берег ошалевшую от кипятка рыбу, Ивану Никифоровичу пришлось бы подумать о возбуждении административного производства против Ивана Ивановича.

Административное законодательство предусматривает наказание для проявления неуважительного и враждебного отношения к окружающим, как вербализованного, так и невербализованного в достаточной степени. Это состав статьи 20.1 Кодекса об административных правонарушениях РФ «мелкое хулиганство».
Мелкое хулиганство есть нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся нецензурной бранью в общественных местах, оскорбительным приставанием к гражданам, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества. В данном случае ненормативная лексика должна относиться не к конкретному человеку (иначе это будет уголовный состав «оскорбление»), а к группе людей или к окружению в целом, что достаточно характерно для проявления языка вражды.
Под общественным порядком подразумевается система сложившихся отношений в обществе, включающая в себя правила взаимного поведения, общения и проживания, которые установлены нормами действующего законодательства, основаны на нормах нравственности и возникают под воздействием обычаев и традиций. Общественная безопасность предполагает состояние, при котором сохраняются общественное спокойствие, неприкосновенность личности, целостность собственности. Мелкое хулиганство может совершаться в любой сфере общественной жизни: в быту, на работе; в любом месте, где находятся люди (общественное место): в квартире, на улице, в учреждении, на предприятии, в транспорте и т.д.
Мелкое хулиганство будет иметь место и в том случае, если лицо сделало нецензурные или непристойные надписи в отсутствие людей или демонстративно нарушает своими действиями покой граждан в ночное время. Привлечь гражданина к административной ответственности желательно именно в момент совершения им правонарушения, в отличие от гражданского и уголовного процессов свидетельские показания будут иметь гораздо меньшее значение Дело об административном производстве возбуждается органами внутренних дел.
Если в случае гражданского или административного преследований Ивана Ивановича, его свобода не пострадает, то в случае совершения им уголовно-наказуемых деяний, Иван Никифорович на год-два может остаться без соседа…
В уголовном законодательстве существуют два часто пересекающихся в сознании рядового гражданина (вспомним несоответствие толкований!) понятия: клевета и оскорбление, соответственно 129 и 130 статьи Уголовного Кодекса РФ.
Иван Иванович, говоря об Иване Никифоровиче, о его сомнительных доходах, добавил проходящему мимо Ивану Петровичу, что, мол, Иван Никифорович обокрал свою тетушку и после этого задушил подушкой, т.е совершил кражу, а потом и убийство. Тут уж Ивану Никифоровичу ничего не остается делать, как подавать заявление о возбуждении уголовного дела против Ивана Ивановича по 129 статье Уголовного Кодекса – клевета, ибо никто, как Иван Иванович знал, что тетушки-то у него и в помине не было.
Клевета есть распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство лица или подрывающих его репутацию. Иными словами, когда человек, распространяющий про кого-либо не соответствующую действительности информацию, знает о том, что эта информация недостоверна, и распространяет ее сознательно – с умыслом или по неосторожности – зная, к каким последствиям мое привести рассказ о коррупции чиновника, который на самом деле, одни из немногих, кто еще не подвергся коррупционному разложению. Или обвинение в совершении преступления… Когда речь идет о распространении такой информации в СМИ, то сама газетная статья будет служить доказательством совершения такого уголовно наказуемого деяния как клевета. А если это происходит на бытовой почве, как защититься? Как уберечь свою репутацию? Для того, чтобы обратиться в суд, нужны или свидетели ( чтобы был факт распространения – см. гражданский процесс), которые в процессе судебного заседания готовы будут подтвердить свои показания, или на крайний случай – аудиозапись оспариваемых сведений, естественно, озвученная обдичиком. В России пока еще существует принцип презумпции невиновности, однако в данном случае, если то возможно, лучше все же запастись доказательствами того, что оспариваемые сведения не соответствуют действительности.
А уж если Ивану Ивановичу всех сказанных слов показалось мало, и он решил для пущей убедительности вслух при проходящем рядом Иване Петровиче воспользоваться ненормативной лексикой в адрес Ивана Никифоровича, то Иван Иванович совершил преступление, предусмотренное 130 статьей Уголовного Кодекса, которое близко составу клеветы только одним обстоятельством – сознательным стремлением унизить и опорочить человека.
Оскорблением признается унижение чести и достоинства лица, выраженное в неприличной форме. Под неприличной формой чаще всего понимается ненормативная лексика. Доказательствами нанесенного оскорбления также могут служить как письменные и аудио- свидетельства, так и свидетельские показания. Однако – этот состав не предполагает разглашения информации, поэтому даже диалог, вылившийся в перечень взаимных обид, выражаемых нелитературно, вполне может послужить поводом для обращения в суд, если возникнет необходимость восстановить униженное достоинство ( см. выше понятие достоинства).
Итак, правовым путем защищаться от языка вражды – от слов, унижающих есть и достоинство, от клеветы и оскорблений, от вербального хулиганства, безусловно, важно и нужно, важно восстанавливать опороченное доброе имя и опровергать не соответствующие действительности сведения. Однако, не стоит ли, восстановив в памяти все приведенные выше составы правонарушений и вспомнив сопутствующие им процедуры, искать не только и не столько способы защиты, сколько способы внутреннего и внешнего мирного противодействия проявлениям языка вражды как в обыденной речи, в газетных публикациях и телесюжетах, так и в общей концепции тех языковых сфер, которые волей—неволей провоцируют на употребление многих слов из тезауруса языка вражды.

Д. Милославская,
к.ф.н, руководитель юридической службы Института региональной прессы, доцент РУДН



© Институт Региональной Прессы 2003;   Россия, Санкт-Петербург, Лиговский пр.,д.73, бизнес-центр "Лиговка", офис 314
Тел./факс: (812) 764-01-14, Тел.: (812) 572-45-10, моб.: (812) 984-92-34,   Email: asharogr@yandex.ru

ВНИМАНИЕ! По версии МИНЮСТА, ИРП - ИНОСТРАННЫЙ АГЕНТ