Семинары
Пресс-конференции
Журналисту
Книги и фильмы
Советы юриста
Информация
Сегодня
17 Октября 2017
16.05.2014, Новость
Результаты опроса Фонда защиты гласности совместно с Институтом региональной прессы (Петербург)
1. Как следует расценивать самое массовое
за всю историю российской
государственности награждение
сотрудников СМИ за журналистскую деятельность?

- Это политический ход, намек всем остальным журналистам, что только так и надо работать на одной волне с Песковым (Лилия Хлебникова, «Панорама Мирного», корреспондент)

- Журналистика перестает быть независимой от власти, превращается в госслужбу в чиновничьем смысле этого слова. Массовое признание властями - лакмусовая бумажка для журналистики, забывшей о своей функции служить народу. Для журналистов в данном контексте это унижение. Власть указала им их место ( Анастасия Ермашова, корреспондент интернет-журнала «Лицей»)

- Как своевременное желание приручить еще один полк агитаторов. Ведь награжденные журналисты всегда будут помнить о «высокой чести» и забудут о чести профессиональной – писать объективно, без оглядки на высшее лицо государства (Наталья Севец-Ермолина, журналист, член правления Barents Press International, Петрозаводск, Карелия)

- Современные войны, горячие, холодные, экономические, сначала выигрывают журналисты, потом - политики. Кремль признал, что российские журналисты на одной ноге обскакали и обкакали своих зарубежных коллег. Кстати, в отличие от российских юристов (Михаил Дружининский, независимый журналист, правозащитник)

- Как достойную оценку пропагандистов за проведение спецоперации информационной войны против собственного населения, проведённой без пощады к собственным чести и достоинства (Андрей Белковский, член СЖ РФ)

- Как открытое желание властей  подменить подменить журналистику пропагандой (Артем Члегов, «Деловой Петербург», корреспондент)

- Первая реакция, как и у вас: Шок. За что? И... странно всё это! Но на фоне информационной войны это уместно! Война настоящая!
А на войне - как на войне! С пулями в живот, с разбитыми камерами Вы предлагаете добывать правду без орденов и наград?
Вы посмотрите, что пишут такие же русскоязычные журналисты на всех уровнях. Разве такую истерику можно закатывать без ДОПЛАТЫ.
Проплачены, да ещё как! Где Вы видели, чтобы нам, журналистам, за объективность и правду хорошо платили? Нигде! Ни в одной стране мира!
Хорошо хоть этим за выполнение госзаказа к жалкой госзарплате выдали госнаграды в виде моральной компенсации.
Или Вы считаете, если Вы не госдеп, то у Вас нет права поощрять журналистов? Давайте будем объективными (Артем Члегов, «Деловой Петербург», корреспондент)

- Полное удивление! Честно говоря, когда увидела в интернете эту информацию, не поверила (аноним)

- Не смогла найти ни сам Указ, ни список награжденных.  Это не фейк? (Ольга Голубцова, член Международной ассоциации писателей)

- Как политическую акцию и не более того. Хотелось бы уточнить формулировку - награждали НЕ ЖУРНАЛИСТОВ,а пропагандистов, а это принципиально разные профессии (Ксения Кириллова, пресс-секретарь РОПО «Солдатские матери Санкт-Петербурга»)

- Как попытку отделить в понимании обывателя "правильные" СМИ от "неправильных", как придание "нужным" СМИ дополнительного авторитета в глазах общества, как прививку лояльности СМИ относительно государства (Алексей Соколов, интернет-сайт «Независимый Выборгский портал»)

- Ее следовало бы рассматривать как государственное поощрение за успешную военную идеологическую операцию. Однако де-юре никакой войны наша страна не ведет. Но де-факто ведет. В условиях войны всё понимающие журналисты становятся политтехнологами и пропагандистами. Их слово приравнивается к штыку. А награда дается - за наиболее искреннее понимание (Владимир Исаков)

- Очень сложно оценить то, что произошло. Лично мне непонятно, почему Путин провёл тайное награждение, но при этом допустили утечку о нём в СМИ. Само по себе награждение могло бы говорить о деградации профессии, но никто из награждённых ей давно и не занимается (Иван Беляев, Вологда-Прага, лауреат журналистской стипендии имени Вацлава Гавела)

- Беспрецендентное явление (Наталия Кирилова, главный редактор ИА "Вольный Остров")

- Как еще одно наступление на хиреющую Гласность ( Васильева Ольга, член СЖ РФ)

- Как сигнал журналистам: если вы будете освещать вопросы так, как выгодно власти, то можете рассчитывать на благосклонность и «подачки». Это особенно очевидно на фоне смены главного редактора Lenta.ru, гендиректора «Эха Москвы», проблем у «Дождя» и других медиасобытий последних месяцев (Кирилл Балберов, информационное издание Infox.ru, корреспондент)

- Учредить ещё один Государственный праздник - красный день календаря - День трёхсот награждённых.  )   А вообще нужно вспомнить, какие дела свершаются в тиши? (Евгений Вадимович Кожин, главный редактор газеты «Здоровье северян Плюс»)

- Как раздачу слонов за верноподданическое служение не отечеству – государству (Ирина Вячеславовна Леонтьева, гл. редактор газеты «Выборгские ведомости»)

- Положительно. Журналистов вообще обычно "забывают" награждать (Газета "Ломоносовский районный вестник")

- Как попытку "приручить" прессу, сделать ее прислужницей власти (Вдовин Юрий Иннокентьевич, «Гражданский контроль»)

- Грустно, что журналисты всё больше сращиваются с властью. Всё плотнее и плотнее становится сотрудничество. Ещё немного, и государство задушит в своих тесных объятиях дружбы всех и вся, что когда-то, пусть и немного, напоминало свободу слова. Награждение 300 журналистов за освещение (объективное!) одного-единственного и предрешённого события – по меньшей мере, странно. Да ещё и в полусекретной обстановке… То ли статус государственных наград стал мельчать, то ли «героев» развелось в неслыханном количестве. Формулировка «за высокий профессионализм и объективность в освещении событий в Республике Крым» – просто убивает. Кто оценивал «объективность» и «профессионализм»? Чиновники, жители Крыма или, может быть, простые россияне? Что уж точно очевидно – не журналистское сообщество (Анатолий Рукша, г. Архангельск)

- Это награждение не за журналистскую деятельность, а за пропаганду преступных намерений руководителей российского государства (Алексей Шабунин, главный редактор газеты "Дворник", Калининград)

- Затрудняюсь сказать, но почему-то у нас в последнее время награждения стали очень тихими: Министра Шойгу наградили орденом Андрея Первозванного тихо, бывшего министра Сердюкова сделали Героем России тоже очень тихо (Татьяна Воронцова)


2. Считаете ли вы главу Роскомнадзора,
который оказался в числе награжденных,
членом журналистского сообщества?

- Не считаю (Лилия Хлебникова, «Панорама Мирного», корреспондент)

- Не считаю, как, впрочем, и многочисленных пиарщиков, представителей пресс-служб, записавшихся в журналисты (Анастасия Ермашова, корреспондент интернет-журнала «Лицей»)

- Журналистское сообщество – это профессиональные журналисты, работающие в профессии, зарабатывающие деньги журналистским трудом, производящие новостной контент, но никак не цензоры над ними. Если же главу Роскомнадзора считать членом журналистского сообщества, то тогда работника СЭС нужно считать ресторатором, налогового инспектора – предпринимателем, а нашего президента – танкистом, подводником, антикваром и орнитологом-дрессировщиком (Наталья Севец-Ермолина, журналист, член правления Barents Press International, Петрозаводск, Карелия)

- Награды вручают чиновники. Было бы странно, если они "не заслали долю" своему человечку. Военные таких деятелей называют "паркетными генералами" (Михаил Дружининский, независимый журналист, правозащитник)

- Нет конечно (Андрей Белковский, член СЖ РФ)

- Нет. Это совершенно другая ветвь власти (Артем Члегов, «Деловой Петербург», корреспондент)

- Ну, с главой Роскомнадзора тут явный перебор, не подумали ребята, могли бы отдельным указом поощрить (аноним)

- Роскомнадзор - орган, контролирующий деятельность СМИ, а не член сообщества (Ольга Голубцова, член Международной ассоциации писателей)

- Нет не считаю. Официальный цензор не может быть журналистом, это все равно как соавтором некторых произведений А.С.Пушкина признать цензора  Тимковского (Ксения Кириллова, пресс-секретарь РОПО «Солдатские матери Санкт-Петербурга»)

- Глава Роскомнадзора является членом журналистского сообщества ровно в той же мере, в какой запойный дворник, убирающий мусор вокруг театра, является членом сообщества театрального (Алексей Соколов, интернет-сайт «Независимый Выборгский портал»)

- Нет. конечно. Но он не усмотрел никаких в этом нарушений, а, может быть, готовил эти списки. То есть тоже искренне понимающий и помогающий (Владимир Исаков)

- Нет (Иван Беляев, Вологда-Прага, лауреат журналистской стипендии имени Вацлава Гавела)

- Главу Роскомнадзора членом журналистского сообщества не считаю (Наталия Кирилова, главный редактор ИА "Вольный Остров")

- Нет, не считаю ( Васильева Ольга, член СЖ РФ)

- Чиновник не может являться членом журналистского сообщества, а особенно глава ведомства, которым осуществляет надзор и контроль за журналистами (Кирилл Балберов, информационное издание Infox.ru, корреспондент)

- "Журналист — человек, который работает в СМИ. Журналистом также может быть блогер, если его блог является СМИ" /Википедия/.    
"РОСКОМНАДЗОР...  является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по контролю и надзору в сфере средств массовой информации...". /Википедия/
Вопрос: Может ли НАДЗИРАТЕЛЬ состоять в сообществе тех, над кем поставлен НАДЗИРАТЕЛЕМ?   ОТВЕТ: Может, при соблюдении некоторых условий (Евгений Вадимович Кожин, главный редактор газеты «Здоровье северян Плюс»)
- Не считаю. Чиновник по определению не может иметь никакой принадлежности к нашему цеху. Более того, несколько раз в жизни приходилось с крайним изумлением наблюдать феерическое перерождение человека с дипломом журналиста в чиновника – они были в своей тарелке и на своем месте! (Ирина Вячеславовна Леонтьева, гл. редактор газеты «Выборгские ведомости»)

- Нет (Газета "Ломоносовский районный вестник")

- Нет. И Да - если журналистское сообщество оценивать всего лишь как служебную собаку власти (Вдовин Юрий Иннокентьевич, «Гражданский контроль»)
- Нет, ни в коем случае. Слово «надзор» говорит само за себя. Ведь нельзя быть одновременно и надсмотрщиком, и заключённым. Не может чиновник, следящий, в том числе, за тем, чтобы СМИ не нарушали закон, быть и журналистом тоже. Это больше похоже на шизофрению. За что награждать? Может, за то, что не допускал в эфир иные мнения и лихо способствовал выпуску нужных сообщений? В некоторых странах за это судят. Да и вообще, статус журналиста нельзя раздавать кому ни попадя (Анатолий Рукша, г. Архангельск)

- Нет, ни в коем случае. Это должностное лицо (Алексей Шабунин, главный редактор газеты "Дворник", Калининград)

- Конечно, нет. Он член "цензурного сообщества", которое уже вполне сформировалось в России (Татьяна Воронцова)


3. Как бы поступили вы лично, если бы
оказались в подобном списке?

- Если бы я была в этом списке, значит я бы уже дудела в эту дуду, тогда бы я была рада наверное. А если бы случайно, то очень бы удивилась, а потом, может быть, и огорчилась - значит какие-то мои материалы соответствуют "линии партии", значит, где-то как журналист, я потеряла критический взгляд на ситуацию (Лилия Хлебникова, «Панорама Мирного», корреспондент)

- Задумалась бы, а на своем ли я месте. Скорее всего, это была бы случайность, тогда я отказалась бы от "награды" (Анастасия Ермашова, корреспондент интернет-журнала «Лицей»)

- Я никогда не принимаю наград ни от кого, кроме как от председателя Союза Журналистов нашего региона. Надеюсь, что высочайшая честь не пошатнула бы мой дух, если бы президент-искуситель стал клонить меня к соблазнам оптовых наград (Наталья Севец-Ермолина, журналист, член правления Barents Press International, Петрозаводск, Карелия)

- Вышел на Невский проспект у станции метро "Гостиный Двор" и публично отказался (Михаил Дружининский, независимый журналист, правозащитник)

- Отказался бы от награды, но поскольку не вхожу в пул , то и на награду шансов мало (Андрей Белковский, член СЖ РФ)

- Я бы не оказался в таком списке. А если бы по какой-то ошибке меня туда внесли, то публично бы отказался от награды (Артем Члегов, «Деловой Петербург», корреспондент)

- Не знаю. Однако думаю, что никто не мечтал быть с пулей в животе, но с орденом на груди.
И очень хорошо понимаю человека, отказавшегося от Нобелевской премии в 1 млн.д.: "Я стою дороже" (аноним)

-В списке? Не оказалась бы. Кстати, среди озвученных персоналий - сплошь московские журналисты. Это еще одна проблема современной истории, регионов "как бы нет" или регионы "как бы другие" (Ольга Голубцова, член Международной ассоциации писателей)

- Упаси боже. Трудно представить себя  агитатором и пропагандистом - не тому учили, ну, а если не дай бог, то отказалась бы (Ксения Кириллова, пресс-секретарь РОПО «Солдатские матери Санкт-Петербурга»)

- Если бы я оказался в подобном списке, это значило бы, что я есть беспринципная и угодливая гнида. А гнида обязательно согласилась бы (Алексей Соколов, интернет-сайт «Независимый Выборгский портал»)

- Зная себя, вряд ли попал в этот список. В любом случае рассекретил бы инфу (Владимир Исаков)

- К сожалению, сложно ответить. Во-первых, я бы там не оказался, а, во-вторых, если бы оказался, этому предшествовал бы долгий трудовой путь, после которого моё отношение к этому было бы совсем иным (Иван Беляев, Вологда-Прага, лауреат журналистской стипендии имени Вацлава Гавела)

- Лично я, обнаружив себя в списке.. - очень удивилась бы :-) и ... вежливо бы отказалась от данной награды (Наталия Кирилова, главный редактор ИА "Вольный Остров")

- Отказалась бы от награды и описала бы эту ситуацию в одном из профессиональных журналов СЖ ( Васильева Ольга, член СЖ РФ)

- Мне сложно прогнозировать. Вероятно, исходя из своей личной позиции и тех СМИ, с которыми я сотрудничал, я не оказался бы в подобном списке (Кирилл Балберов, информационное издание Infox.ru, корреспондент)

- Пришёл бы. Получил бы. Наблюдал бы - материала на будущую деятельность много! (Евгений Вадимович Кожин, главный редактор газеты «Здоровье северян Плюс»)

- Я бы никогда не смогла оказаться в этом списке, а те, кто оказался, очевидно, действовали в силу своих убеждений. Надеюсь, что это так (Ирина Вячеславовна Леонтьева, гл. редактор газеты «Выборгские ведомости»)

- Получил бы государственную награду, которую заслужил, и рассчитывал бы на повышенную пенсию и прочие льготы как ветеран труда (Газета "Ломоносовский районный вестник")

- Послал бы (Вдовин Юрий Иннокентьевич, «Гражданский контроль»)

- С точки зрения провинциала, конечно, соблазн очень большой. Но не думаю, чтобы кто-то смог меня заставить прийти на это торжество. Окажись я в этом списке – всё равно сделать (вычеркнуть) ничего нельзя, выход один – бойкот в виде игнорирования мероприятия. Я думаю, что не все журналисты из списка присутствовали. Кто-то просто не обратил на это внимание, а кто-то уже знал, за что работал. Но, подчеркну, я не имею никакого права кого-либо осуждать. Вина тут, как мне кажется, лежит целиком на государстве, с одной стороны, и журналистского сообщества в целом – с другой (Анатолий Рукша, г. Архангельск)

- Немедленно и публично объявил бы об отказе от такой "награды" (Алексей Шабунин, главный редактор газеты "Дворник", Калининград)

-Точно не знаю, но, наверно, поинтересовалась бы за что (Татьяна Воронцова)

4. Имеют ли журналисты моральное право
принимать государственные награды за свою
профессиональную деятельность?

- Сложный вопрос, не могу однозначно ответить (Лилия Хлебникова, «Панорама Мирного», корреспондент)

- Трудный вопрос. Я бы рассматривала каждый случай индивидуально. В наше время и от нашей власти — нет (Анастасия Ермашова, корреспондент интернет-журнала «Лицей»)

- Журналистская этика мне подсказывала за все годы в профессии, что высшая награда – это премии, дипломы, звания, полученные от журналистского сообщества (Союз Журналистов, независимые премии медиа-сообществ). Все иное искренне считаю подкупом, манипулирование и заигрыванием с прессой. (Наталья Севец-Ермолина, журналист, член правления Barents Press International, Петрозаводск, Карелия)

- Если журналисты работают на государство, то имеют право принимать награды. Если в частной бизнес компании на частные бизнес интересы, то вряд ли - лучше деньгами.  Если инициатива идет от общественных организаций, то лучше создать аналог Нобелевской премии, понятные, принимаемые всеми критерии и  совет из наиболее честных и авторитетных журналистов, который и будет заниматься выдачей наград. А народ и время - рассудит, чья оценка была самой точной и объективной.  (Михаил Дружининский, независимый журналист, правозащитник)

- Конечно, имеют право. Но за работу журналиста (как Роман Кармен или Анна Политковская или Сергей Рогожкин), а не за участие в информационных войнах (Андрей Белковский, член СЖ РФ)

- Государственные награды, по моему мнению, - это советский пережиток. Награды, если они денежные, должны учреждаться независимыми фондами с прозрачным списком учредителей. Учредители должны быть незапятнанными, либо мертвыми, как в случае Альфреда Нобеля. Если они не денежные, то должны учреждаться какими-либо профессиональными журналистскими организациями. Но не Союзом журналистов. Этой организации уже тоже пора идти на свалку истории вместе с госнаградами. Хотя, все идет к тому, что на свалку вскоре придется уйти самим журналистам (Артем Члегов, «Деловой Петербург», корреспондент)

- Имеют ли право журналисты? Да, точно так же, как танкисты, трактористы, учителя, учёные. Почему всем хочется лишить прав журналистов? Почему все требуют повысить зарплату учителям и врачам, а журналист должен на голодный желудок грызть правду-матку? Кто это решил? Простите. Это моё субъективное мнение (аноним)

- Да, имеют моральное право, если действительно заслужили. Очень часто героизм  журналистов оказываеся незамеченным и неоцененным (Ольга Голубцова, член Международной ассоциации писателей)

- Если это сотрудники государственных СМИ, а они по определению пропагандисты и агитаторы, то почему бы и нет (Ксения Кириллова, пресс-секретарь РОПО «Солдатские матери Санкт-Петербурга»)

- Безусловно. Однако представлять журналиста к государственной награде должно именно журналистское сообщество. Кроме того, заслуги должны быть очевидными - если, например, с помощью журналиста были решены (или получили толчок к решению) какие-то социальные проблемы (Алексей Соколов, интернет-сайт «Независимый Выборгский портал»)

- Вопрос риторический. Если поощрен высокоморальный и профессиональный журналист (например, за расследование коррупционных связей), то возвышается и утверждается в лучшем и само государство. В этом случае взять награду - патриотично. В аморальном государстве брать награду — пачкаться (Владимир Исаков)

- Не думаю, что совсем лишены этого права, но в интересах самих же журналистов быть с этим осторожнее. Конечно, опаснее получать награды от власти, когда она несменяема - взаимоотношения гражданина с государством строятся иначе, чем в стабильной демократии.
(Иван Беляев, Вологда-Прага, лауреат журналистской стипендии имени Вацлава Гавела)

- По-моему мнению, журналист не имеет моральное право брать награду, так как его работа - это некая "гражданская миссия", которую он добровольное исполняет всю свою жизнь. Есть, правда, исключение: "награда найдет своего героя" в том случае, если журналист при выполнении служебного задания рисковал собственной жизнью, РЕАЛЬНО спасая жизнь других людей! (Наталия Кирилова, главный редактор ИА "Вольный Остров")

- Не имеют. Есть международные стандарты взаимоотношений СМИ и власти, государство вообще не должно иметь свои СМИ и участвовать в их финансировании. Если происходит обратное ( в любом виде –денежном вознаграждении, наградах или предоставлении особых условий для деятельности), исчезает сама цель журналистики как независимого информатора, как сторожевого пса демократии ( Васильева Ольга, член СЖ РФ)

- Имеют, но эта информация не должна быть тайная. Я думаю, что в России есть несколько журналистов, которые могли бы получить госнаграды за свою профессиональную деятельность, но при этом не быть обвиненными в предвзятости. Есть несколько человек, которые открыто декларируют то, что общаются с представителями власти и владеют информацией о принятии тех или иных решений, но при этом в обществе они считаются независимыми. Я к таким в первую очередь отнес бы Алексея Венедиктова, Владимира Познера и Константина Ремчукова. Думаю, таких журналистов вполне можно было бы наградить, т.к. их деятельность полезна для государства и общества, и, уверен, такая награда не сказалась бы на их профессиональной деятельности. Главное правило одно: если государство награждает журналиста, общество должно знать об этом, чтобы, получая информацию от этого журналиста, читатель (слушатель, зритель) учитывал то, что у него есть госнаграда и это могло сказаться на его позиции (Кирилл Балберов, информационное издание Infox.ru, корреспондент)

- Мораль  (общепринятые традиции, негласные правила) — принятые в обществе представления о хорошем и плохом, правильном и неправильном, добре и зле, а также совокупность норм поведения, вытекающих из этих представлений (Евгений Вадимович Кожин, главный редактор газеты «Здоровье северян Плюс»)

- Если журналист, находясь в «горячей точке», вынес из-под огня своего раненого коллегу, то да, имеет моральное право. Во всех остальных случаях он занимается своей профессиональной деятельностью, награда за которую – его личный рейтинг и тираж издания. Из рук власти – никаких подачек, включая награды…Размывается смысл, суть профессии. Дистанция должна быть всегда. Я, конечно, идеализирую ситуацию, потому что очень-очень скоро на информационном поле России останутся только государственные и прочие бюджетные СМИ (Ирина Вячеславовна Леонтьева, гл. редактор газеты «Выборгские ведомости»)

- Вне всякого сомнения, как и любой другой профессионал высокого класса (Газета "Ломоносовский районный вестник")

- Журналисты - ни в коем случае (Вдовин Юрий Иннокентьевич, «Гражданский контроль»)

- Трудно сказать. Почему-то вспомнились годы войны… Хотя я склоняюсь, что всё-таки нет. Наверное, профессиональную деятельность журналиста должно оценивать само журналистское сообщество. Считаю, что журналист, вернее его деятельность, должна быть, как и церковь (в идеале) отделена от государства. Это пойдёт всем на пользу. Да только вряд ли власть откажется от такого уже прикормленного и прирученного рупора, глаголющего на нужных нотах, да и всегда найдутся журналисты с «нужными» голосами (Анатолий Рукша, г. Архангельск)

- Нет. От государства - не имеют морального права (Алексей Шабунин, главный редактор газеты "Дворник", Калининград)

-Мне кажется, что нет. Журналистика должна быть нейтральна, точна и правдива: "Правда и ничего кроме правды". Все остальное - пиар. Высшие награды для журналиста - это награды коллег, т.е. журналистского сообщества. Хотя то мужество, которое проявляют сейчас журналисты "ради нескольких строчек в газете", аккредитованные на юго-востоке Украины, достойно военных наград (Татьяна Воронцова)












© ООО "Институт Региональной Прессы" 2015
Россия, Санкт-Петербург, Лиговский пр.,д.73, бизнес-центр "Лиговка", офис 314
Тел./факс: (812) 764-01-14, Тел.: (812) 572-45-10, моб.: (812) 984-92-34,   Email: asharogr@yandex.ru