Семинары
Пресс-конференции
Журналисту
Книги и фильмы
Советы юриста
Информация
Сегодня
21 Октября 2017
27.04.2012, Новость
Нарышкинское серебро: клад или находка?
Нарышкинское серебро: клад или находка?

С конца марта, когда в Петербурге в ходе реконструкции старинного особняка на улице Чайковского, 29 (бывшей Сергиевской) был обнаружен тайник, вокруг него кипят страсти. Ведь найдены столовые сервизы с фамильными гербами последних дореволюционных хозяев здания Нарышкиных и ювелирные украшения, на которых клейма лучших российских фирм того времени – Карла Фаберже, братьев Грачевых, Ивана Хлебникова, Павла Овчинникова, Игнатия Сазикова. Все 2168 предметов в прекрасной сохранности, заботливо упакованы в газеты, датированные мартом-сентябрем 1917 года. Сто лет назад они были просто частью быта аристократического семейства, теперь – антиквариат с безукоризненным провенансом (происхождением). Сейчас все содержимое тайника находится в Стрельне, о чем на пресс-конференции в Интерфаксе сообщила начальник отдела дирекции выставочной деятельности ФГУ «Государственный комплекс «Дворец конгрессов» Светлана Янченко: «Клад у нас». И все же, используя архивные материалы, хочется представить, как сложились судьбы людей, когда-то владевших этими ценностями, а потом в силу определенных обстоятельств оказавшихся так далеко от них.
Как это было
В 1875 году участок на углу Сергиевской и Кирочного переулка приобрел Василий Львович Нарышкин, скромный чиновник Министерства иностранных дел, числившийся по придворному ведомству всего лишь камер-юнкером, но считавшийся одним из богатейших землевладельцев России. Перестройку уже существующего здания и возведение нового он поручил архитектору Роберту Гедике. Работы завершились в 1876-м, вероятно, тогда и появился тайник в межэтажном перекрытии дворового флигеля, не обозначенный ни на одном из чертежей особняка. Ведь времена наступали неспокойные, а Василий Львович слыл хозяином рачительным. В 1906 году он умирает, но в доме продолжает жить его вдова Тебро (Феодора, Феврония) Павловна Нарышкина, урожденная княжна Орбелиани, и взрослые дети.
Нарышкины
По данным справочника «Весь Петроград» за 1916 год в особняке Нарышкиных проживали Лев Васильевич (1875г.р.), Кирилл Васильевич (1877г.р.), Василий Васильевич (1885г.р.) и их сестра графиня Ирина Васильевна Воронцова-Дашкова (1879г.р.) Братья вместе с матерью после Февральской революции уехали в Финляндию, оттуда - во Францию. Феврония Павловна умерла в 1930-м, Лев Нарышкин, женатый на Александре Константиновне фон Заркенау (Юрьевской) (1883-1957), скончался в 1967году, Василий – в 1964-м, детей у них не было. В семье Кирилла Васильевича и Веры Сергеевны, дочери графа Витте, был только один общий ребенок - сын Лев (1904-1963), у которого в 1928 году родилась дочь Наталья, а несколько позднее - Ирина. Живущая в Париже Наталья Львовна Нарышкина уже заявила о своих правах на наследство.
Воронцовы-Дашковы
Потомки Ирины Васильевны более многочисленны: от первого брака с полковником лейб-гвардии Гусарского полка графом Илларионом Илларионовичем Воронцовым-Дашковым (1877-1932) у нее было четыре сына – Роман (1901г.-1960), Михаил (1904-1983), Александр (1905-1987), Илларион (1911-1982) и дочь Мария (1903-1997). Сын Романа Илларионовича Владимир погиб во время бомбардировки Парижа в конце Второй мировой войны, поэтому по мужской линии остался один наследник – это граф Семен Михайлович Воронцов-Дашков, родившийся в 1936 году во Франции и проживающий сейчас в США.
Долгорукие
В 1913 году, казалось бы, счастливый брак с блестящим офицером, адъютантом Великого князя Михаила Александровича и другом императора Николая II, которого он в письмах называл просто Ларка, распался. Ирина Нарышкина вышла замуж за князя Сергея Александровича Долгорукого (1872-1933), заявив удивленным родственникам, что «была влюблена в него с юности». В 1915 году у них родилась дочь Ольга, но произошло это в Мисхоре, крымском имении Долгоруких, где Ирина Васильевна проживала со всеми своими детьми до 24 мая 1917 года, когда она неожиданно скончалась. По официальной версии – от воспаления легких, а по слухам - приняв большую дозу снотворного «по причине разлада с новым мужем». Ее смерть стала страшным ударом для детей: маленькую Ольгу в 1919 году вывез в Англию отец, впоследствии она стала госпожой Морган (умерла в 1998г.), Мария эвакуировалась с армией из Новороссийска на последнем пароходе.
Романовы
19 февраля 1922 года в Париже юная графиня Воронцова-Дашкова вышла замуж за Никиту Романова (1900-1974), сына Великого князя Александра Михайловича и Великой княгини Ксении Александровны. После смерти Великого князя Николая Николаевича-младшего в 1929 году часть русской монархически настроенной эмиграции на Дальнем Востоке именно Никиту Александровича считала потенциальным наследником Российского престола. Сам же князь с молодой женой жил в Париже, Лондоне, Риме, Чехословакии и Германии. После Второй мировой войны семья оказалась в США в городе Монтерей (штат Калифорния), где князь Никита Александрович преподавал русский язык в частях американской армии. В начале 1970-х супруги вернулись в Европу и поселились в Каннах, так и не приняв гражданство ни одной из стран, дававших им приют. Их сыновья Никита (1923г.р.) и Александр (1929г.р.) служили в британской армии, учились и преподавали в университетах США.
Князь Никита Никитич Романов, историк и писатель, умер от инсульта 3 мая 2007года, его единственный сын Федор (1974г.р.) покончил с собой в августе того же года. Княгиня Анна Михайловна (Джанет Энн Шонвальт), тяжело перенеся утрату мужа и сына, проживает сейчас в Нью-Йорке. Там же находится и княгиня Мария-Иммакулате Вальгуарнере ди Ниучелли, вдова князя Александра Никитича Романова, скончавшегося 21 сентября 2002 года. Брак был бездетным, но у князя есть дочь Анастасия Александровна Романова, которая родилась 10 октября 1986г.
Сомовы
В том же телефонном справочнике «Весь Петроград» сказано, что в особняке на Сергиевской, помимо вышеназванных, проживали Павел и Александр Васильевичи Нарышкины, а также Наталья Васильевна Сомова. Возможно, это были внебрачные дети хозяина дома, ведь в мемуарах современников часто встречаются упоминания о своенравии Василия Львовича и кротком характере его супруги Февронии Павловны. Если предположить, что Наталья Васильевна - жена ротмистра лейб-гвардии Гусарского полка Сергея Сергеевича Сомова (1888-1976), чьи документы тоже были найдены в тайнике, то и их потомки имеют право на «нарышкинское серебро». Кстати, отец этого гвардейского офицера Сергей Михайлович Сомов (1853-после 1917) - гофмейстер Высочайшего двора и член Государственного совета - был очень состоятельным человеком: владел обширными имениями в Воронежской губернии и доходными домами в Петербурге. Из высших государственных наград имел ордена 1-й степени Святого Станислава (1910) и Святой Анны (1914), которые были обнаружены вместе со столовым серебром в доме Нарышкиных. У Сергея Сомова было три сестры Мария (1885г.р.), Варвара (1892г.р.) и Вера (1896г.р.). Варвара Сергеевна, бывшая замужем за выпускником Императорского Училища правоведения Николаем Владимировичем Поливановым, умерла во Франции в 1953 году, судьба остальных неизвестна.
Меценаты
Трудно сказать, как поступят наследники с найденными ценностями. Но можно предположить, что если бы в особняке на улице Чайковского открыли не «Музей дворянского быта», как предложил один из чиновников, а Музей русской эмиграции, то они бы не только не претендовали на свое «серебро», но и пополнили бы его фонды новыми экспонатами. Ведь их предки - Василий Львович Нарышкин и Сергей Михайлович Сомов - были настоящими благотворителями. Нарышкин, почетный член Академии Художеств, свою коллекцию предметов декоративно-прикладного искусства эпохи Возрождения подарил Александру II, который передал ее Обществу поощрения художников. (Теперь многие из этих раритетов находятся в собраниях Эрмитажа и других музеев, а так называемый «нарышкинский» альбом акварелей сейчас представлен на выставке «Знаменитый и неизвестный Карл Брюллов» в Михайловском замке). Сомов, долгие годы возглавлявший Императорское Русское музыкальное общество, на личные средства построил в Воронеже здание музыкального училища. В нем учатся музыке до сих пор, а сто лет назад ее преподавал здесь дед знаменитого виолончелиста Мстислава Ростроповича…
Татьяна Воронцова

P.S. В Российском законодательстве понятия «клад» и «находка» четко разделены. Так, «клад, то есть зарытые в земле или сокрытые иным способом деньги или ценные предметы, собственник которых не может быть установлен…, поступает в собственность лица, которому принадлежит имущество (земельный участок, строение и т.п.), где клад был сокрыт, и лица, обнаружившего клад, в равных долях». Нашедший же потерянную вещь обязан немедленно уведомить об этом лицо, потерявшее ее, или собственника вещи или кого-либо другого из известных ему лиц, имеющих право получить ее, и возвратить найденную вещь этому лицу. Если лицо, имеющее право потребовать возврата найденной вещи, или место его пребывания неизвестны, нашедший вещь обязан заявить о находке в полицию или в орган местного самоуправления.



© ООО "Институт Региональной Прессы" 2015
Россия, Санкт-Петербург, Лиговский пр.,д.73, бизнес-центр "Лиговка", офис 314
Тел./факс: (812) 764-01-14, Тел.: (812) 572-45-10, моб.: (812) 984-92-34,   Email: asharogr@yandex.ru